urologe


Онкология. Пункция вен.

Пункция вен.


(no subject)
urologe
Документ № 2
Письмо Н.А. Семашко В.И. Ленину и членам Политбюро ЦК РКП(б)
21.05.1922


Секретно 1
Членам Политбюро. Т[овари]ищу Ленину.
Уважаемые товарищи! Недавно закончившийся Всероссийский съезд врачей проявил настолько важные и опасные течения в нашей жизни, что я считаю нужным не оставлять членов Политбюро в неведении относительно этих течений, которыми так успешно пользуются кадеты, м[еньшеви]ки и с[оциалисты-революционе]ры; тем более, что, насколько мне известно, эти течения широко распространены среди не только врачей, но и спецов других специальностей (агрономы, инженеры, техники, адвокаты), и тем более еще, что многие даже ответственные т[оварищи] не только не сознают этой опасности, но легкомысленно склоняют ушко под нашептывание таких спецов.
Сущность выявленного на съезде течения сводится в самых общих чертах: 1-х, походу против советской медицины и восхвалению медицины земской и страховой; 2-х, в базировании в дальнейшем строительстве на «свободно избираемых строящихся с низов и самодеятельных организациях населения» (точная резолюция съезда); на тех узорах, которые расписывали ораторы кадеты, м[еньшеви]ки, с[оциалисты-революционе]ры на этой канве; 3[-х], на резком стремлении стать вне общепрофессионального рабочего движения и, 4[-х], на стремлении сорганизоваться на этой почве, между прочим путем своего печатного органа.
Для борьбы с этими течениями мне кажется тактически необходимо: 1) быть крайне осторожными в вопросах переустройства нашей советской системы. НЭПО2 породила в этом отношении у нас своего рода былое ликвидаторство, когда с глубокомысленным видом и с иронией начинают третировать перед спецами основы нашего советского строительства. Всякую идею «земщины» нужно выжечь каленым железом. Никаких попыток восстановления «городских управ» (идея т. Варейкиса) не должно быть. С этой точки зрения я лично считаю опасной даже идею возрождения горкоммунхозов, которые фактически превратятся в городские управы. Наркомвнуделу, по моему мнению, следовало бы предписать производить реформы в области советского строительства лишь по одобрении Политбюро. 2) В частности, считать всякие попытки заменить советскую (классовую) медицину земской («народной») и страховой («внесоветской») политически недопустимыми. 3) Госиздату не разрешать спецам и их об[щест]вам издания газет и журналов, носящих общественно-политический (не научный) характер, иначе эти журналы-газеты, вроде разрешенного теперь журнала Пироговского о[бщест]ва, объективно вырождаются в органы противосоветской пропаганды; разрешение на каждое периодическое издание согласовывать с соответствующим ведомством и ГПУ. 4) ВЦСПС быть крайне осмотрительным в установлении границ автономии отдельных спецовских секций (врачей, инженеров) в общепрофессиональных союзах и ни в коем случае не допускать отдельных самостоятельных союзов спецов.
Что же касается изъятия «верхушки» врачей м[еньшеви]ков и с[оциалистов-революционе]ров, выступавших на съезде (д[окто]ров Грановского, Магула, Вигдорчика, Левина), то этот вопрос надо согласовать с ГПУ (на каких основаниях, административных или судебно-следственных? Не создать бы популярности их выходкам, имея в виду, что больше съездов не предвидится?)3.
Н. Семашко

РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 23224. Л. 1–1об. Подлинник. Машинопись.

http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-doc/56013

Ну и как вам самая учшая в мире система здравоохранения Семашко?

Гипотеза карциногенного гиперцикла.
urologe
Не для всех. Автору глубоко наплевать на количество лайков.  Только для тех, кто имеет серое вещество головного мозга и умеет его включать. Ну и для тех, конечно, для кого тема онкологии не безразлична.
Конструктивная критика (которая утверждает, что нужно вот так, а не так) приветствуется.


https://youtu.be/kPQW45EDtyo

(no subject)
urologe

«А смерть Кощея на конце иглы...»

Из русской народной сказки.

 

Как Вы держите шпагу, д´Артаньян?(I)

или исповедь ещё одного «чайника»

(одна полумемуарная история).

 

Эта история началась во ещё вовремя моего обучения в медицинском институте после прохождения практики та третьем, если мне не изменяет память, курсе в туберкулёзном диспансере. Главная задача тогда была научится правильно колоть вены. Забирать кровь, делать внутривенные инъекции, накладывать инфузии или, как бы сейчасм сказали, внутривенные канюли. Правда, канюль тогда ещё никаких не было. Были обычные иглы, которые закрепляли пластырем, которые при этом просто торчали из вены и над которыми тряслись анестезиологи во время наркоза как осиновые листы.

Обучали нас всему этому искусству медсёстры. Пациенты обходили нас, будущих эскулапов, по большой параболической кривой. Потому что почти каждый из них тогда считал, что студенты над ним делают эксперименты. И был этот почти каждый, между прочим, недалёк от истины.

Мой, тогда ещё живой отец, спросил как-то, каким образом я делаю эти самые внутривенные инъекции. И когда я ему показал, чему меня научили медсёстры, в совершенстве освоившие это искусство, сказал «Это неправильно. Так, как делаешь ты, можно попасть только в место раздвоения вены. Для того, чтобы попасть в вену сверху, нужно держать иглу вот так». Интиллигентно так сказал. И показал. Это я подчёркиваю сейчас, потому что на его месте у меня кроме матерных слов, никаких бы, возможно, и не нашлось. Сказалось образование, полученное им во время войны, куда он ушёл добровольцем, скрыв свой настоящий возраст, по которому не подлежал призыву и четыре послевоенных года тюрьмы. Я неспроста упоминаю биографию моего отца. Она имеет самое непосредственное отношение к теме. На войне мой отец, как получивший среднее медицинское образование, а именно фельдшера, был санинструктором роты. В круг его непосредственных обязаностей входило, в том числе, и оказание первой неотложной помощи раненым в состоянии шока. Выводили в то время из шока, как и сейчас, возмещая объем потеряной жидкости, а для этого нужно было лить физиологический раствор в вену. Ну и, понятное дело, эти вены надо было пунктировать. И, заметьте, пунктировать у раненых, у которых эти вены «найти» было ну очень проблематично.

Второе весьма важно замечание касается самого способа подготовки игл для инъекций.в то время. Стерилизовали тогда иглы путём кипячения и они весьма часто основательно при этом, - да и не только при этом,- тупились. Их приходилось затачивать. Существовали даже специальные приборы для такой шлифовки. Для чего это важно нам занать сейчас? А для того, что тот, кто точил иглы, просто обязан был понимать, где у этой иглы находится режущая часть. Чтобы именно её, эту режущую часть, правильно заточить. Иначе игла как была тупой, так тупой и останется и в вену тогда не попадёшь. Эта ситуация сравнима с той, когда нужно наточить обычный домашний нож. Знание, где находится его режущая часть, совершенно необходимо.

Я не случайно заостряю внимание на таких, в общем то, банальных вещах. Они имеют самое непосредственное отношение к дальнейшему изложению.

Теперь, после небольшого исторического вступления, самое время сказать, а ещё лучше показать, что именно имел в виду мой отец, когда говорил о том, что я держу иглу неправильно -

На схеме вверху под номером 1 обозначено положение иглы, которому обучали нас медсёстры, а под номером 2, как учил меня отец. Этот рисунок, как, впрочем, и все последующие, взят с сайта www.venpunktion.de

Ну и где, спросите вы, у этой иглы режущая часть? А вот здесь -



Отмеченное на схеме вверху красным  и есть режущая часть иглы. А что зелёным то, наоборот, тупое и безопасное, хотя некоторые теоретики и утверждают, что есть опасность «штанцевания» этой самой безопасной частью. Как я это узнал, напишу немного позже, а пока продолжу свою исповедь.

«Нетрадиционная методика» — говорил я отцу. «Как раз строго наоборот, она и есть традиционная» - возражал он. - «Хирург обязан держать скальпель всегда режущей частью вниз. Игла в данном случае и есть такой скальпель, а пункция вены, соответственно, хоть и маленькая, но операция». И разве не так, уважаемые коллеги, читающие эти строки? Разве не являются классикой положение скальпеля в руке как писчего пера, секционного ножа или скрипичного смычка? Все эти три классических способа держания скальпеля в руке хирурга роднит одно — режущая часть инструмента всегда направлена вниз.

Кроме того, мне всегда казалось странным, что способность хорошо попадать в вену должна относится к области искусства медсестры, а не к области знания врача.

Одним словом, я начал использовать эту методику и убедился, что мой отец был прав.

Шли годы. Грянула перестройка. Послушав многочасовые речи Горбачёва и ещё до распада СССР я понял, что нужно уезжать из страны, что мы всей семьёй и сделали в 1996 году, воспользовавшись национальностью моей жены. Да, да, эта самая «колбасная эмиграция», четвёртая волна. «Я не эмигрировал. Я отъехал от Родины на безопасное расстояние» как писал некто в интернете.

Я идеализировал «заграницу». Я делал это на подсознательном уровне. Наше мнение о том или ином предмете формируется на основе той информации, которую мы получаем из прессы и телевидения. А пресса и телевидение состояла сплошь из туристов-журналистов. «Не путайте туризм с эмиграцией» - это как раз про них. Ведь чтобы понять ситуацию, нужно оказаться внутри неё. Причём, побыть в ней при этом достаточно долго. Оказавшись же внутри, вы замечаете изменение своего мировоззрения. Сначала вы видите различия. А потом вдруг замечаете, как же всё похоже на то, что было у вас на Родине. Сначала «Ах!» и вообще много раз «Ах!» с восторгом от второй до третьей степени тяжести. А потом...тьфу, да это же наше родимое дерьмо... За что боролись... Люди везде примерно одинаковы. И, зачастую, одинаков вектор рождаемой ими тупости, который не знает границ и национальных различий.

К моменту эмиграции одноразовые канюли для внутривенного введение лекарственных веществ только начали появляться в украинской медицине, поэтому оценить их мне пришлось уже в Германии. До отъезда проблем с пункцией вен не было, т.к. пунктировать приходилось обычной, хоть и одноразовой, иглой.

И что же я увидел в Германии, ещё только пытаясь в ней стать врачом? Правильно. Эти самые красивые пластиковые одноразовые канюли с... иглой, жёстко зафиксированной «по медсестрински», срезом вверх т.е. именно так, как указано на первой схеме под номером 1 на схеме внизу под номером 4 и как не рекомендовал мне мой отец.

     ......................................................................................................................................................................................................................................

(Мне не удаётся ввести соответствующие графики в текст, без которых дальнейшее изложение невозможно, поэтому всех интересующихся приглашаю читать  вот здесь - venpunktion.de/ru Щёлкать на 1)

Онкология
urologe

«Если ты очень хочешь найти чёрную кошку

в тёмной комнате, то ты её обязательно найдёшь.

Даже если её там нет.»

 

«Онкоген» как чёрная кошка.

 

Возможно, написаные ниже строки напомнят читателю банальную истину-спор о стакане, который наполовину пуст или наполовину наполнен. Тем не менее практические выводы в зависимости от точки зрения могут быть диаметрально противиположны. Но обо всём по порядку.

Раковое перерождение клетки это не приобретение особобых злокачественных свойств, а утрата клеткой возможности к нормальному иерархическому функционированию в условиях целостного организма. Если совсем вульгарно, то это тот случай, когда не возникает нечто плохое, а утрачивается хорошее. Утрата способности, причём, ведущее слово в этом словосочетании будет слово «утрата». Я заостряю на этом внимание, так как эта простая, в общем-то, мысль находится в противиречии, даже вопиющем противоречии, с современной догмой онкологии имя которой генетическая теория возникновения рака с «онкогеном» во главе.

Причина зацикленности на генетике, этого широко распространённого геноцентризма, заключена, по-видимому, в желании найти то звено, потянув за которое можно распутать весь клубок и кажущейся простоте, не скажу решения, объяснения. Есть экспрессия «онкогена» - я не напрасно взял это слово в кавычки — есть и раковое перерождение, нет его — нет и перерождения.

На самом деле всё не так просто. Для больной раковой слетки свойственен комплекс сиптомов, а не лишь один, отдельно взятый признак, коим можно объяснить всё происходящее. Помимо способности к неограниченому делению раковой клетке присуща нечувствительность к ингибиторам роста, отсутствие апоптоза, способность к инфильтративному росту и метастазированию, самодостаточность сигналов роста, постоянный ангиогенез(1).

Этот симтомокомплекс возможно объяснить заболеванием клеточных мембран вообще, и несостоятельностью поровых комплексов мембраны клеточного ядра в частности. Гипотезу, объясняющую, каким образом нормальная клетка становится раковой и как возникают признаки, указанные выше, читатель может найти здесь — www.venpunktion.de/c . Автор заранее приносит свои извинения за тезисность изложения и совершенно недостаточное изложение гипотезы в свете современных данных. Страница нуждается в актуализации, на что потребуется время. Для тех же, кому лень читать, могу лишь сообщить, что в результате поражения порового комплекса ядра происходит экспрессия пресловутого «онкогена» - как же без него? -, ведущего к делению клетки (2).

Теперь вернёмся к началу. Если рассматривать рак как генетическое заболевание клетки, вызываемое экспрессией «онкогена», то логичным путём лечения было бы подавление такой экспрессии. Если же мы рассматриваем рак как патологию мембраны, которая, в свою очередь, вызывается неправильной упаковкой как содержимого самого ядра, так и цитоплазмы клетки, то тогда направление терапии будет иным.

Недостаточность патологически изменённых мембран должна быть соответствующим образом скомпенсирована. Речь идёт о мембранном протезировании. Это не такая уж фантастическая вещь, как может показаться на первый взгляд. Более того, вещь давно известная. Первый мембранный протез был открыт около 30 лет назад. Назывался он конканавалин. Но тогда его свойству приводить раковые клетки в нормальное состояние контактной ингибиции не придали значения. Сыграл свою роль и тот факт, что действие конканавалина было очень кратковременным. Тем не менее,сейчас есть, по крайней мере, теоретическая возможность лечения рака, основанному на совсем ином принципе, чем принятое в настоящее время лечение. При определённых «если», разумеется. Если удастся сделать соединение конканавалина с поражённой мембраной прочным. В скобках замечу, что речь идёт о действительно селективном действии на раковые клетки, или, как сегодня очень модно говорить, таргентной ( как будто нет русского слова «целевой») терапии. Второе «если» это низкая токсичность такого препарата. Ну и, конечно, самое главное «если». Если кто-то организует исследования и заплатит за весь этот проект.

 

Литература

 

1.HanahanD, Weinberg R.A The Hallmarks of Cancer (review) Cell 2000. v.100, p 57-70

2.Köhler A. Hurt E. Gene Regulation by Nucleoporins and Links to Cancer Molecular (review) Cell 2010 v.38 p 9-11


?

Log in